Короли игры 12

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

В 90 е и сегодня как изменились короли российских


12 короли игры

2017-10-17 20:25 Акелла Игры Название Жанр Дата выхода 18 Стальных колёс Gold Главарь крупнейшей банды Каракаса, похищающей людей, рассказал в анонимном интервью о




Сын: - Батя, я пойду с собакой погуляю! Отец: - Ты с этой `собакой` уже нагулял - сосед вчера лично обещал меня закопать, если на ней не женишься.


Замечено, что чем меньше человек знает, тем охотней делится знаниями.


Алексей Гуськов vakhtangovru

Алексей Гуськов vakhtangovru

28 августа 2017 03 21 Более 36 млн руб взносов вернет фонд капремонта собственникам жилья в Антипа Зыков Алексей Гуськов Михаил Дмитрий Соломыкин фото Евгения Люлюкина





И он в порыве вдохновенья Ей говорил: "Жена моя! Ты помнишь чудное мгновенье? - Перед тобой явился я!"


История про забывчивого физика не анекдот, а известная история про Норберта Винера - знаменитого математика и создателя кибернетики. Он работал в МИТ и каждый вечер возвращался домой - налево от кампуса. Когда они переехали (надо было идти или ехать направо), его жена послала дочку встретить папу у старого дома, так как она знала своего мужа. Таких историй про Винера - множество. Альфред Тарский (известный логик и философ) рассказывал мне, как Винера обозвали в советских "Вопросах философии" "ползучим эмпиристом" (за кибернетику, цель которой была, конечно, отвращать умы пролетариата от классовой борьбы). Винер гордился своим знанием множества языков (а его отец знал их еще больше). Он знал русский, но никак не мог понять, что такое "ползучий эмпирист", никакие словари не помогали. Он чуть не плакал, так как считал это изысканным оскорблением. Когда заскок с кибернетикой прошел и Винера пригласили в Москву, он отказался ехать из-за "ползучего эмпириста". А Тарского (родом из Польши) при Сталине называли "предателем славянских народов" (в СССР никто не знал, что Тарский - еврей, его настоящая фамилия была Тейтельбаум), а в учебнике "Основы марксистской философии", изданном при Брежневе, его и Корзыбского назвали "реакционными буржуазными философами, создателями субъективно-идеалистической "семантической философии". Когда я сказал Тарскому об этом, он вскочил, забегал по комнате и, стуча себя кулаком в грудь, заявил: "Никакой Корзыбский не реакционер! Он был гимназическим учителем, я его пригласил на мой семинар в Варшаве. Это я реакционер! Я, Тарский, реакционер!!"